DirectAdvert

Меню

Vkontakte

Гнездо.ру

BezDoz.Ru

Штучки

Главная



| RSS


Woman.BezDoz.Ru


Пятница, 15.12.2017, 13:12
Жизнь по ту и по эту сторону солнца



Елена Дранова о латвийской акушерке РУДИТЕ БРУВЕРЕ:
"Акушерка замечательная! и удивительная женщина!" - так сказала мне про Рудите Брувере моя московская подруга (сама акушерка и семейный врач, она познакомилась с Рудите на одной из встреч Midwifery today).

Рассказывая о встрече с Рудите в Риге, я могла, конечно, написать про философию естественных родов, про Мишеля Одена, про то, сколько процентов родов в Латвии приходится на кесарево сечение. Сделать интервью. В общем, свободная акушерка и косный мир. Роды дома, грудное вскармливание, без прививок, босиком по снегу и т.д.

Но так мне совсем раскрывать эту тему не хотелось. Я о другом думала. О том, что мне не нравится слово «акушерка», гораздо лучше и вернее английское midwife (буквально: «с женщиной») и немецкие Hebamme («поддерживающая и питающая») или Wehmutter («мать схваток»). О том, что для того, чтобы быть акушеркой, нужно самой прежде всего быть женщиной. Настоящей женщиной. Что трудно везде, а особенно в нашей стране (где все без исключения несколько подзабыли, что значит «женщина» и «быть женщиной»).

О том, что в родах рождается не только ребенок. Женщина тоже рождается. И это не менее важно, чем рождение ребенка.

О том, что акушерки всегда находятся между вечностью и временем, между жизнью и смертью. И не боятся смерти. Поэтому они много знают о жизни, не только о родах.


Я думала, что хочу познакомиться с Рудите прежде всего - для самой себя, написать о ней прежде всего – как о женщине, которая смогла изменить свою жизнь и жизнь вокруг себя. Что обязательно буду говорить с ней о жизни и смерти, а не просто о счастливых естественных родах.

Никогда ничего не планируй

Про Рудите я узнала всего за 2 дня до моего отъезда в Ригу. Моя подруга-акушерка сказала мне: «Слушай, Лена, если получится, встреться с этой женщиной. Я в свое время - после встречи с ней – посмотрела на свою жизнь по-другому». Ни на один мой мейл, отправленный в течение оставшихся до отъезда дней, ответа не было. Моя подруга нашла в последний день телефон Рудите, я его записала – на всякий случай. Собралась и уехала.

Мне было о чем подумать, кроме встречи с Рудите. Я уезжала в Латвию, чтобы понять хоть что-нибудь в своей жизни. Многим из вас, наверно, знакома ситуация, когда доживаешь до признания самой себе - «если бы Каштанка была человеком, то она подумала бы: нет, так жить нельзя! надо застрелиться!». Глядя в окно поезда, чего я только не передумала. Рудите периодически всплывала в моей голове, но спросить я ее хотела только о трех вещах: всегда ли она была довольна своей жизнью? откуда у нее взялись силы, чтобы изменить свою жизнь? зачем нужны женщины?

Уже в поезде я поняла, что я ее обязательно найду. Потому что мне очень нужно услышать ответы на эти вопросы. И именно от нее. Сейчас вы поймете, почему.


Биография Рудите Брувере


Рудите Брувере родилась 23 августа 1952 года в Германии. Ее родители эмигрировали после войны из Латвии. В семье было 8 детей.
Акушеркой Рудите решила стать, когда ей было 7 лет. Но сначала жила по «родительскому сценарию». Ее отец – известный в Латвии проповедник, привлек ее к работе в благотворительной организации, помогающей диссидентам в советской Латвии (что-то вроде Amnisty International). Рудите очень уважала своего отца и считала свою работу хорошим делом. Но чувствовала, что это не ее.
Вышла замуж – за советского латыша. Такой брак в то время был практически невозможен. Но им повезло – «мы чудом оказались вместе», говорит Рудите. Родила 8 детей, второго, третьего и четвертого ребенка – в роддоме, остальных дома. При этом на 8 благополучных родов у нее было аж 6 неблагополучных беременностей (выкидышей) – муж ее родом из района Латвии, где было радиоактивное производство.
После рождения 8-ого ребенка в возрасте 40 лет поступила учиться на акушерку в Мюнстере. Сам этот факт в известной мере чудо, потому что в Германии существует возрастной ценз для обучения акушерок – 35 лет. Но Рудите повезло - рядом с ней открылось новое училище с возрастным цензом 40 лет. Акушерка – очень востребованная и уважаемая профессия в Германии, поэтому конкурс был дикий – 1000 соискательниц на 15 мест. Но Рудите написала такое вступительное сочинение о том, как она понимает миссию акушерки, что ее специально пригласили на собеседование. Хотя в тот момент она кормила своего 8-ми месячного ребенка, руководство школы согласилось подождать ее 2 года, пока она выкормит ребенка.
Она проучилась 3 года, сочетая учебу и акушерскую практику. А также оставаясь мамой своих детей. Своих домашних она попросила заполнить анкету, где был только один вопрос «согласен ли ты, чтобы мама училась на акушерку» и просьба подписать лист, если согласен. Все дети и муж подписали «документ». В 1997 году Рудите закончила обучение и в том же году вместе с семьей вернулась в Латвию и основала первую независимую акушерскую практику, предлагающую естественные роды. Одновременно она работала в Риге в центре семейного здоровья «Гнездо аиста» (http://www.starkaligzda.lv, htpp://www.gimenes-supulis.lv), вела беременности и принимала роды.
В 2000 г. вступила в Союз акушерок Латвии, тогда же удочерила 9 ребенка (дочь одной молодой неблагополучной матери, родившей в приюте, который курирует Рудите). В 2003 году основала ассоциацию «Семейная колыбель», включающую в себя родильный дом, семинары для акушерок и хоспис для беременных женщин.
Живет под Цесисом (90 км от Риги) вместе со своей семьей, в доме, который они построили на пустоши. С огородом, который сейчас, во время кризиса, большое подспорье. Ей понравилось, когда я сказала, что в нашем мире положиться можно только на свою картошку. Есть у них и несколько коз.

В моей жизни постоянно происходят чудеса

От моих наполеоновских планов – за 5 дней сделать то, то, то и еще встретиться с акушеркой, с которой я еще ни о чем не договорилась – принимающая меня в Риге сторона, что называется, зашаталась. И темпы жизни у них другие, и расстояния в 100 км значат для них совсем не то, что для нас. «Вы определитесь, Лена, что для Вас главное»,- попросили они. «Все главное»,- сказала я и стала звонить Рудите. Дозвонилась. Оказывается, ни одного моего письма она не получила, но встретиться согласна, если я приеду к ней в Цесис, и у нее не будет родов.

В пятницу, выезжая из Риги в Цесис, на всякий случай звоню Рудите, мол, я еду. «А я в Риге, были роды, я очень устала, должна поспать. Не знаю, кто тебя сможет встретить в Цесисе и все показать,»- говорит она мне усталым голосом. Я, уже не надеясь, что встреча состоится, ведь завтра я уезжаю, с некоторым отчаянием: «А можно, я к Вам приеду? А потом мы вместе поедем в Цесис?». «Хорошо, приезжай через 2 часа»,- отвечает она и диктует мне адрес.

Так через 2 часа я оказалась в квартире Рудите. Мое первое впечатление: много пространства для жизни и красиво. Это важно, потому что все, что окружает Рудите, или, может быть, то, что возникает вокруг нее, кратко можно описать именно так. Второго впечатления я не успела зафиксировать, потому что появилась Рудите и мы сразу начали разговаривать. И практически сразу же она сказала: «В моей жизни постоянно происходят чудеса». Из перечисленных чудес я запомнила три: встреча с мужем, то, что она все-таки стала акушеркой, и получение в подарок дома для осуществления ее проекта «Семейная колыбель».

О проекте «Семейная колыбель» 



Ассоциация "Семейная колыбель" был создана акушеркой Рудите Брувере и социальным педагогом Иреной Биндемане в 2003 году. Ирена Биндемане в 2003 году закончила академию им. Лютера и проработала 4 года в приюте «Dziviba» (жизнь) в поселке Рауну, под ее присмотром находились 38 молодых неблагополучных мам с младенцами. Там Ирена и познакомилась с Рудите Брувере. Ирена определяет свою задачу как love and learn. «Я старалась дать им любовь и навыки для жизни, была мамой, бабушкой, подругой». Ирена и сейчас в рамках проекта «Семейная колыбель» работает с молодежью, ведет занятия, где рассказывает о браке, сексуальных отношениях, родах, ответственнности человека перед Богом за то, что человек делает в своей жизни и со своей жизнью.
Задача проекта «Семейная колыбель» - дать жилье, образование и помощь неблагополучным и находящимся в беде женщинам, а также помочь нормальным семьям, которые хотят родить ребенка естественно.
Таким образом проект предполагает 1) благотворительный приют для неблагополучных женщин на 6 мест, 2) образовательный центр для молодежи, молодых родителей и акушерок, 3) центр естественных родов, где предоставляются платные услуги всем желающим женщинам, которые не хотят рожать в больнице, но при этом по тем или иным причинам не могут рожать дома.
Сейчас заканчивается строительство здания для роддома (большой дом в сельской местности) в Валмиера и обустройство территории. Строительство было начато в 2008 году.
Сегодня ассоциация "Семейная колыбель" объединяет более 40 членов – как специалистов (акушерок, медиков, социальных педагогов), так и просто родителей, разделяющих идею естественных родов.

Для чего нужны женщины? Чтобы преумножать любовь.

«Послушай, ты всегда такой была? Всегда была довольна своей жизнью?» – это мой вопрос. «Конечно, нет. До тех пор, пока я не начала делать то, что действительно всю жизнь хотела делать, к чему я Богом, собственно, и была предназначена, я не была счастлива. Я растила детей и считала, что должна вырастить их сама. Но мне чего-то недоставало. И я подумала, что вот сейчас, когда я уже родила 8 детей, у меня остается мой единственный шанс – стать тем, кем я должна быть».

Значит, быть «просто» мамой восьмерых (!) детей ей было недостаточно, думаю я. Хотя, казалось, воплотилась прямо по Льву Толстому – идеал жены, матери и христианской любви к ближнему. Чего же ей не хватало, если она начала не с карьеры и «самореализации», а с семьи и детей? С традиционно женского, с осмеянного женского. И пришла тоже к женскому. Но какому-то другому, непривычному нам женскому.

Рудите отличается от тех «идеалов» женщины, которые предлагаются сегодня «на выбор» нам с вами. Я не знаю, с какими типами женщин сталкивались вы, но я, по меньшей мере, с тремя.

«Красавица с золотыми волосами», которая выходит замуж как трудоустраивается (продает себя по сходной цене). Феминистка, в борьбе за права женщин начинающая доказывать мужчинам, что она лучший мужчина, чем они сами (увлеченно и ожесточенно борется). Просто жена и хорошая мать многочисленного (не меньше 3 детей) семейства. Третий вариант, конечно, намного человечнее, в нем хотя бы появляется женщина в роли матери. Но, к сожалению, в жизни многие следуют этому идеалу с большевистской безапелляционностью: дети прежде всего. И это отталкивает тоже (получается, что женщина никакой самостоятельной ценностью не обладает, а только как исполнительница функции матери).

А вот Рудите ни то, ни другое, ни третье. Она – милая и женственная, со светлыми волосами и очень хорошей улыбкой. Она мама девятерых детей. Но при этом состоялась в своей профессии. Она никого не поучает, никому ничего не старается доказать. В ней нет никакой агрессии и напряженности. Которая, безусловно, присутствует у описанных выше типов женщины. Девочки, красьте ногти и худейте! – призывают красавицы. Боритесь за свои права, смотрите, что мужики себе позволяют! – перебивают их феминистки. Жертвуйте и заботьтесь! – назидательно добавляют образцовые матери и жены.

А Рудите просто живет. Если бы меня попросили коротко охарактеризовать Рудите, то я сказала бы «удивительная женщина» (высоким стилем) или «хорошая баба» (стилем пониже). И обязательно добавила бы, что рядом с ней хочется жить.

Интересно, что она сама скажет, если ее спросить, для чего нужны женщины. Ведь отвечая, она неизбежно опишет сама себя. Спрашиваю. Рудите отвечает (я бы так хорошо и быстро не ответила, но, правда, она на 15 лет меня старше):

- Для чего нужны женщины? Чтобы беречь и защищать жизнь. Чтобы создавать жизнь. И преумножать любовь.


Что здесь добавить? Оставалось только записать. Хотя запомнилось сразу.


Если у женщины нет любви к себе, ей нечего защищать

«А как это практически – преумножать любовь?» – опять мой «дурацкий» вопрос. Рудите отвечает сразу же (как будто ждала моего вопроса и заранее подготовилась):

«Есть очень хорошее немецкое выражение «Gott hat Muetter als seine verlaengerte Haende geschaffen» (буквально «Бог создал матерей, чтобы удлинить свои руки»). То есть Бог создал матерей как своих помощниц, творящих его замыслы на Земле.

Понятно, для нее, значит, женщина - прежде всего источник любви. От любви, ясное дело, бывают дети. И женщина превращается в мать. Еще бы понять, действительно понять, что значит быть матерью.

Спрашиваю Рудите. «Задача матери – нести ответственность, быть здесь для других». Вот на этом месте я внутренне затосковала.

И сразу возразила Рудите : «Слушай, я знаю так много женщин, которые превратили свою жизнь в жизнь для других. И сами несчастны, и другие (окруженные заботой со всех сторон) не сильно рады, их сначала заботой душат, а потом благодарности требуют».

- «Но, Лена, любить других нужно так, как сказано в Библии!».

–«То есть?».

–«Не для благодарности. В Библии сказано: «возлюби ближнего как СЕБЯ самого». А многие женщины, про которых ты сейчас говорила, СЕБЯ не любят. Не знают, не чувствуют своего тела, не понимают, зачем они на Земле. У них нет веры в Бога. Поэтому их картина мира – как разбитое на кусочки зеркало. Они не знают, кому можно вверить свою жизнь, жизнь своих детей. И все время ищут специалистов, которые их спасут, возьмут на себя ответственность за все, и дадут им гарантии. А ведь жизнь – это чудо. И тайна. И женщине доверено их хранить, ее ответственность – именно в этом».

- Значит, ты хочешь сказать, что негуманное отношение к себе, все эти медикаментозные роды (очень часто похожие на изнасилование), кесаревы сечения, безумное количество исследований и все прочие прелести цивилизации женщины допускают потому, что им нечего защищать? Они не чувствуют свою ценность. Просто не знают, что может быть по-другому!

- Да! Если у женщины нет любви к себе, ей нечего защищать.


Мне сразу вспомнилось, что в обществе, в котором мы выросли, не принято было БЫТЬ СЧАСТЛИВОЙ. Дико было об этом говорить. Быть КРАСИВОЙ. Быть ЖЕНЩИНОЙ. Стало грустно (за наших бабушек, мам, за себя).

Честь и достоинство женщины в родах
«…Наша страна отличается от других тем, что ни одна акушерка не наблюдает беременную в период беременности, не принимает у ней роды и не наблюдает ребёнка какое-то время после родов. Врач женской консультации является специалистом по патологии беременности и не принимает те роды, за течением беременности он был поставлен следить. Отсюда и нет обратной связи с женщиной. Он не в состоянии отследить, правильно или нет он вёл беременную в родах. А акушерка, мало того, что она делает только лишь то, что ей скажет врач, специалист по патологии родов, так они оба ещё и видят женщину первый раз в жизни в день её родов. Отсюда и стремление всеми средствами подавить в родах волю женщины. Как говорил К.СКРОБАНСКИЙ "Именно в этот период родов (период раскрытия шейки, это первый этап родов - моё примеч.) врач должен овладеть волей роженицы." (К.К.СКРОБАНСКИЙ "Учебник акушерства", Министерство здравоохранения СССР, государственное издательство медицинской литературы "Медгиз", Ленинградское отделение, 1946 год, стр. 156) Никого из медиков не интересует вопрос нравственности подобной практики подавления психики. Значит, это наша задача: защитить рожающую женщину, её честь и достоинство от насилия в родах.» - В. Наумов, «Домашние водные роды»

Что дает мне силы? – Пример моих родителей и Божья помощь

-Где же ты взяла силы, чтобы менять свою жизнь? Не просто чего-то хотеть, а делать то, что хочешь?

-Ты знаешь, это, наверное, потому, что мои родители 2 раза начинали свою жизнь сначала. Когда СССР оккупировал Латвию, они эмигрировали в Германию. И сумели на ровном месте, имея восемь человек детей, устроить свою жизнь. Им дали маленький участок земли – болото, заросшее кустарником. Из него мои родители сделали прекрасный сад. Когда я вспоминаю про сад моих родителей, я понимаю, что в жизни нет ничего невозможного.

Кроме того, я из верующей семьи. Без Божьей помощи я не смогла бы ничего. Знаешь, я сегодня принимала роды. Все шло нормально. Но девочка, когда родилась, не закричала. Она лежала у меня на руках, бездыханная и безжизненная. Такое было странное чувство… Я понимала, что я ничего не могу сделать, если Господь не сотворит чудо. И он его сотворил.

Не надо торопиться – просто посмотри, как все происходит в природе


- Как ты все успеваешь? Ты столько дел делаешь, но при этом не торопишься.

- А торопиться и не нужно. Просто посмотри, как все происходит в природе. Жизнь в ней никогда не прекращается, но все, что должно произойти, происходит в свое время. Вот сейчас кругом лежит снег и кажется, что так будет всегда. Но это же не так. Под снегом есть трава, прошлогодняя. Снег в свое время сойдет и вырастет новая трава. В земле есть луковицы цветов, их сейчас не видно. Но это же не значит, что их нет! И весной цветы не сразу прорастут. Но если их не сразу будет видно, это же не значит, что они не растут!

Если ты почувствуешь, что ты и твоя жизнь – это часть природы, то перестанешь торопиться. И будешь жить. В своем ритме. И обязательно все успеешь. Ведь вырасти успевают все цветы: сначала крокусы, потом нарциссы, потом тюльпаны… И нельзя же сказать, что тюльпан опоздал, потому что крокус вырос раньше.

Я всегда верю в хорошее и хочу многого

- Скажи, пожалуйста, а государство тебе как-то помогает с твоим проектом?

- Скажи спасибо, что не мешает. Мы не получаем от государства никакой финансовой помощи. Наш проект - наша инициатива и наша ответственность.

- А где же ты взяла деньги, чтобы купить дом для «Семейной колыбели»?

- Нигде не брала. Нам его подарили. Подарил человек, который знал еще моего отца, слушал его проповеди. Он предложил нам этот дом, а мы два года отказывались. Потом поехали туда с сестрой и поняли: этот дом – то, что нам нужно.

- А где ты находишь сотрудников для своего проекта?

-Я их и не ищу. Они находят меня сами. Я просто верю в хорошее. Верю, что получится. И всегда хочу многого.

- И у тебя получается!


Знаете, здорово, что есть такая женщина! Которая не боится быть самой собой, отваживается просто жить – не торопясь, но ничего и не откладывая, просто верить. Просто растить на любом болоте свой сад.

Не помню, кто сказал, что безобразное – это то, на что художнику не хватило сил сделать его прекрасным. Глядя на Рудите, я невольно вспомнила эту фразу. Потому что видела, что ее любовь и вера действительно преображают жизнь вокруг нее.


Я не борюсь, а просто предлагаю другой – лучший – путь

-Сейчас по всему миру количество кесаревых сечений неуклонно растет, все меньше женщин рожают детей естественным путем.

- Да, у нас в Латвии на кесарево сечение приходится около 30% родов.

- Как ты к этому относишься, понятно. А как ты с этим борешься? Или не борешься?

- Я не борюсь против кесаревых, как, кстати, и против абортов не борюсь. Я просто предлагаю женщинам другой путь. Говорю и показываю, что он есть.

Знаешь, я всегда говорю, что помимо обычных генов, у каждого человека есть эмоциональные гены. Чувства, которые испытывали наши родители до нашего рождения, чувства нашей матери при родах – это все остается с нами навсегда и передается дальше нашим детям. Если нашу мать унижали во время родов, совершали насилие над ее волей, над ее природой, то этот страх, это унижение останется с нами навсегда. Швы зарастают, а память остается навсегда. Очень трудно вырасти свободным и естественным, если ты родился «на потоке», в соответствии с инструкциями Минздрава.

Я понимаю, что нынешнее отношение к беременности, к родам, к женщине возникло не само по себе. Оно выросло из той жизни, которой жило и до сих пор живет наше общество. Во многом оно определялось той тотальной несвободой и неуважением к личности, которое отличало мир под серпом и молотом. До оккупации Латвии Советским Союзом вся наша система родовспоможения держалась на акушерках и была человечной. Сейчас мы через свой проект пытаемся восстановить прежнюю систему взаимоотношений «женщина-акушерка».


Статус акушерки в Голландии 17 века
В дни родин повивальная бабка чувствовала себя королевой… Повитуху уважали даже врачи, которые втайне ее побаивались. Смешивая достижения медицины с темными крестьянскими традициями, она располагала средствами, в которые верили все. Часто в случае болезни первым делом обращались к ней. В социальном отношении она пользовалась большими привилегиями. Во многих местах повитуха освобождалась от налогов на пиво, чай, кофе и даже водку. Местные власти очень ценили повитух. Во всех городах и некоторых деревнях повивальных бабок с хорошей репутацией приглашали в муниципальную службу. В случае согласия повитуха давала присягу муниципалитету, который устанавливал ей постоянное жалованье и давал бесплатное помещение с вывеской – крест с младенцем в ореоле девиза. Когда старость вынуждала теперь уже муниципальную акушерку уйти в отставку, власти дарили ей небольшой домик, где она могла мирно окончить свои дни. - Поль Зюмтор. Жизнь Голландии во времена Рембрандта. –Москва, Молодая гвардия-Палимпсест, 2001. Глава 9 «Дети».
Что же, отчасти можно согласиться с Рудите, что жизнь под серпом и молотом естественности нам не прибавила, и чувства собственного достоинства не культивировала. Но как тогда интерпретировать ситуацию с ростом неестественных родов во всем мире – прежде всего, в Америке и в Европе (в Германии, например, от 28 до 50% (!!!) родов – это кесарево)? Родильные дома там, конечно, выглядят намного приятнее, чем наши. С человеческим лицом, что называется. Без унижения человеческого достоинства. Но со стимуляцией, обезболиванием, заданным извне хронометражем родов…




Роды – это как смерть


- Как ты относишься к родам с несчастливым исходом? Ведь и в роддомовских, и в домашних родах младенцы, бывает, умирают?

-Знаешь, я видела много родов. И много смертей взрослых. Кто-то рождается (и умирает) очень легко и быстро. Кто-то тяжело. Почему, я не знаю. Это не в нашей власти. И даже просто понять, почему с одним происходит так, а с другим иначе - невозможно. Я вот сейчас думаю о своей матери. Она была очень хорошим человеком, она родила восьмерых детей. Казалось бы, ей по ее жизни должна была быть легкая смерть. Но она так долго и мучительно умирала… Почему? Не знаю.

Сейчас у меня на глазах разыгрывается еще одна история – молодая женщина, мать троих маленьких детей умирает от рака. Она хочет жить, чтобы дети ее не остались сиротами, но все равно умирает. Почему? Не знаю.

В жизни есть много такого, что мы никогда не поймем, хоть и стараемся всю жизнь понять. Мы можем с этим только смириться.

Если сравнить, как человек рождается и как умирает (то, что мы знаем о клинической смерти), то увидим, что роды очень похожи на смерть. Из известности в неизвестность, через туннель, в конце которого виден свет. С трудом и усилиями, с болью. С одной только разницей, что выбирать - умереть или не умереть - человеку не дано. А вот родиться или не родиться – он может выбрать.

Мы не можем быть уверены, что у каждого младенца есть достаточно сил и желания присоединиться к жизни, к этой неизвестности, которую мы никогда не познаем. Каждый младенец рождается как «готовая личность» со своей судьбой. И с правом выбора – жить или не жить. Некоторые младенцы этого не хотят. У меня в практике было два случая, когда младенцы умерли. Но они просто не могли жить.

Конечно, мы всегда стараемся удержать жизнь, помочь ей. Но не всегда это можем. Мы можем только принимать жизнь и мир такими, как их сотворил Бог.

источник:  soznatelno.ру






загрузка...
Свежие статьи

Добавить на Яндекс
BezDoz.Ru - это множество статей и советов на тему красоты и здоровья.

добавить на Яндекс

LadyCash
Что-то интересное, уже грузится...

Красота и здоровье

MarketGid

Приправа